- Колонка редактора -

точка

 

 

 

 

Мы встретились с Дмитрием Хамзиным после предпоказа его балета «Железный занавес», для постановки которого он специально вернулся в родной театр на Большой Дмитровке. Но, конечно, не навсегда – Дмитрий один из четырех хореографов, которые представляют свои постановки на Малой сцене МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко в рамках проекта «Точка пересечения».

Фото 03.02.17, 16 31 17

Дмитрий Хамзин, Оксана Кардаш, Алексей Любимов – постановка спектакля «Железный занавес»

Выпускник пермского хореографического училища московскому зрителю запомнился по созданным ролям не только в классике, но и в современных балетах. Особенно, трогательной работой с Валерией Мухановой в «Чайке» Ноймайера, после которой оба проснулись знаменитыми. Но через какое-то время Хамзин почувствовал «топтание на одном месте». «Все было хорошо, я танцевал свои партии, меня любили в театре, но хотелось развития, хотелось делать что-то новое для себя. Не было задачи уехать в Европу, скорее туда, где автоматически придется учиться», – так Дмитрий объясняет причину своего отъезда из России. Из зоны комфорта выйти получилось: сначала с супругой Анной Хамзиной, тоже артисткой балета, они танцевали в Германии, в труппе Эссенского балета, а в 2015 году перешли в Цюрихский балет.

Пробовать себя в роли хореографа Хамзин начал еще в России, но самостоятельно и углубленно начал ставить уже в Германии. Еще во время пребывания в Эссене, летом 2014 года, Дмитрий стал участником мастер-классов в NDT – театре, известном всем, как эпицентр культуры современного танца. Две недели бок о бок с артистами и хореографами лучшей на планете труппы современного танца не могли не вдохновить: «В NDT у меня появилась возможность попробовать себя в их репертуаре, позаниматься Gaga классом, которую внедрил Охад Нахарин. Для меня эти курсы стали открытием: другой взгляд на тело, на себя, на пластику. Будто по щелчку была открыта дверь в сознание. Всего за две недели я поверил, что смогу что-то делать и создавать. После этого я пошел в зал и начал ставить».

_21A9820-Edit

Дмитрий Хамзин увлекается видеографией: создает постановку, режиссирует, сам снимает и монтирует. В «Железном занавесе» большое внимание на себя приковывает как раз видео, оно берет на себя почти такую же роль в выражении идеи автора, как и артисты. «Я не боюсь, если люди скажут, что я недодал балета и в моей постановке больше видео. Это арт-работа, которая от и до создана мной лично. Видео дополняет картину и делает постановку полноценной».

Именно видеоролик, созданный после мастер-классов в NDT, Хамзин считает своей первой самостоятельной работой. Видео, снятое совместно с коллегой за два часа, «стало выплеском». И такие выплески частое явление в жизни молодого хореографа. Были пробы и в фотографии, но в полной степени Дмитрий нашел себя в хореографии. Сам он объясняет это так: «Я пытался себя пробовать и в фотографии, и в видеографии, но именно в хореографии все сошлось. В хореографию можно внедрять разные виды искусства».

Главным качеством для хореографа считает «музыкальность и умение доставать из артиста личные переживания». Музыка Дмитрию позволяет избавиться от сомнений, выбрав правильно музыку, движения к нему приходят сами, а потом и идея, кто это будет танцевать. «Я не могу ставить под музыку, которая мне не нравится. Музыка должна трогать, тогда будет правильное движение, посыл», – с придыханием рассказывает Дмитрий о своем постановочном процессе. Идеи могут появляться где угодно, но часто видение того, как может двигаться тело приходит к Дмитрию на классе во время исполнения балетных комбинаций.

Дмитрий Хамзин на репетиции с Иваном Михалевым

Дмитрий Хамзин на репетиции с Иваном Михалевым

«Железный занавес» – первая масштабная история Хамзина, и пока на репетицию к артистам он приходит подготовленным и ставит рисунок танца заранее. Состав артистов у Дмитрия получился звездным: Оксана Кардаш, Дмитрий Соболевский, Валерия Муханова, Алексей Любимов, Иван Михалев – каждый из этих артистов обладает богатством танцевальной речи и, конечно, получить такой материал в свою постановку – большая удача для хореографа. «Мне нравятся люди, которые любят то, что они делают, когда они идут вместе со мной во время работы. Важно, чтобы им нравилось то, что мы создаем вместе». Звездная пятерка друзей Дмитрия стала не просто пластилином в руках молодого хореографа, они стали его союзниками и вдохновителями: «Я шел от людей. В первую очередь, мне хотелось просто с ними поработать, ведь мы давно знакомы. Истории рождались из моего знания этих людей».

Постановка получилась очень русской, если у других хореографов тема русской культуры, которая была задана всем четырем хореографам, проходила тонким мотивом в постановке, то у Хамзина получилась «душа нараспашку». Главной темой стало понятие системы в жизни общества, которая приравнивает каждого человека. Система заставляет человека жить в рамках, действовать, как нужно, а не как требует душа. В каждой системе есть власть, в «Железном занавесе» власть тоже имеет душу, и даже подтанцовывает под «русский танец» Чайковского.

В постановке Дмитрия каждый смог открыть себя, сломать рамки, границы. На протяжении всей истории «Железный занавес» был так похож на известную антиутопию Оруэлла «1984», что счастливый финал стал даже немного непредсказуемым.

_21A8705-Edit
 

«Мне хочется заниматься тем, что нравится. Супермечты – нет. Есть желание не останавливаться, ставить что-то новое и пробовать себя в новых постановках», – на такой ноте наша беседа подошла к концу.

 

P.S.

Возвращаясь мыслями к камерному вечеру на Малой сцене и показанными на ней четырем постановкам, хотелось бы пересмотреть, пожалуй, единственно цельную – «Дежавю». Албанский хореограф из Венской оперы с музыкальным именем Эно Печи, осуществивший эту историю, говорит о своей постановке абстрактно: «Это не будет подробно прописанной историей, рассказанной от начала и до конца. Каждый из зрителей прочтет сигналы по-своему и увидит в спектакле что-то личное». Именно творческий диалог со зрителем превратил его спектакль в иллюзию, ты будто сам стал той девушкой или мужчиной, которые ощутили феномен дежавю. Без тяги к оригинальности Эно облачил сцену в темноту, в центре разместил огромный маятник, с французской деликатностью одел артистов независимо от пола в хорошо посаженные пиджаки, и лишь главную героиню оставил в скромном легком платье.

Никто не знает наверняка, что задумывал автор, но простота языка Эно Печи, чистота мысли, обрамленная в перетекающую хореографию с такой же ручейной музыкой, говорит о мудрости хореографа. Порой не нужно создавать узлы и вуалировать отсутствие мыслей абстрактными формами, затачивая зрителя в рамки абсолютного непонимания сказанного на сцене. Постановка «Дежавю» как раз наоборот, столь уважительна к зрителю, что кроме полного погружения в обычную историю двух людей, этот зритель уходит из театра с теплой мыслью о том, что современная хореография – это не всегда что-то уничижительно непонятное и чуждое.

И не истинная ли это победа Эно Печи над поиском точки пересечения?..

Фрагмент балета "ДЕЖАВЮ" Эно Печи

Фрагмент балета «ДЕЖАВЮ» Эно Печи

 

alice