- Соло -

Александра Тимофеева

Прима-балерина театра "Кремлевский балет" стала главной героиней весеннего выпуска Ballet Insider. Не пропустите новую съемку на просторах пустыни в романтичных платьях от Yanina Couture.
И с 8 марта, дорогие читательницы!

_21A9206-Edit

Bi: Вы пришли в театр в 16 лет и сразу начали танцевать ведущие роли, но все было не так просто, как казалось со стороны.

АТ: Да, в 17 лет я уже станцевала спектакль «Щелкунчик», готовила его с Екатериной Сергеевной Максимовой, как и все свои последующие роли. На следующий сезон мы приготовили «Золушку», потом было «Лебединое озеро». Не могу назвать работу над этими спектаклями вполне осознанной – первые три года в театре меня полностью вела Екатерина Сергееевна. А вот рождение дочери заставило меня повзрослеть. Захотелось внутренне расти, развиваться, стало понятно, что именно я хочу в жизни и как вижу себя в балете. Я ощутила желание танцевать, стала лучше понимать Екатерину Сергеевну, то, что она от меня хочет, почему акцентирует внимание на тех или иных вещах, которые раньше были недоступны для моего понимания.

В декретном отпуске я была всего сезон, но за это время в театре произошли изменения: прошли премьеры, появились новые балерины. И я стала серьезно работать.

Bi: У Вас был необыкновенный педагог – легендарная балерина Екатерина Максимова. Расскажите о ваших воспоминаниях о ней, как вы работали?

АТ: В памяти осталась ее культура, манера держать себя: как она вела репетиции, тактично направляла, о чем говорила, – и в жизни, и в профессии. Вспоминаю, как было страшно идти к ней на первую репетицию, и помню, как была удивлена ее человечности и простоте. Именно она привила мне особенное отношение к балету. Несмотря на то, что Екатерина Сергеевна была немногословна и закрыта, я всегда ощущала ее поддержку и тепло. В зале большое внимание уделяла работе над образом, рукам, верху, не разрешала менять хореографию, облегчать движения, добивалась чистоты в исполнении. Тот трепет, с которым я пришла на первую репетицию сохранился у меня по сей день. И несмотря на то, что мы проработали почти десять лет вместе, Екатерина Сергеевна все равно остается для меня легендой.

_21A8705-Edit

Bi: Вы работали с ещё одной легендарной личностью – Юрием Григоровичем. Он вас выбрал на главную роль в своём балете «Корсар».

АТ: Да, это была необыкновенная, плодотворная и интересная работа. Работа с Юрием Николаевичем – яркая вспышка в моем творчестве. Его активность и энергетика поражали. Репетиции, прогоны, замечания – все это проходило на высоком эмоциональном подъеме. Мне было очень комфортно с ним. Все было ясно, оправданно, продумано до мельчайших деталей. Это большой опыт для меня, который придал мне уверенности. Я очень ценю его отношение ко мне, как к балерине, и с теплом вспоминаю время, проведенное в работе с ним.

Bi: Сколько партий вы успели подготовить с Екатериной Сергеевной?

АТ: Пожалуй, весь классический репертуар. А уже последующие спектакли нашего театра, включая «Русские сезоны», мы готовили с Людмилой Михайловной Чарской.

 

 «Эмоциональное состояние перед спектаклем – это полный уход в себя, но в то же время абсолютный эмоциональный выплеск наружу».

 

_21A0230-Edit

Bi: Я заметила, что вы долго выстраиваете роль во время репетиционного процесса. Сначала создаёте каркас, а потом накладываете образ.

АТ: Говорят, чем старше становишься, тем сложнее. У меня – наоборот, с возрастом тело стало мягче, податливее, я быстрее вхожу в форму. Сейчас и в спектакль вхожу быстрее, потому что физическая подготовка дает мне больше возможностей для работы над ролью.

Bi: Где вы ищите вдохновение?

АТ: Собственные ощущения, мой внутренний мир, книги, жизнь…

Bi: При подготовке новых ролей вы читаете источники?

АТ: Да, конечно. Книги дают массу эмоций. Помню свой первый спектакль –«Ромео и Джульетта»…Роль Джульетты требует филигранной работы, проработки нюансов. Накануне премьеры я перечитывала Шекспира, и так прочувствовала нужное мне эмоциональное состояние, что, дочитывая книгу, думала о том, как бы успеть донести эту эмоцию до сцены и не расплескать. Если попробовать описать это состояние, то это такой полный уход в себя, но в то же время абсолютный эмоциональный выплеск наружу.
_21A9820-Edit
 
 
 
 
 
 
 
 

«При всех экспериментах и новаторствах балет прежде всего должен оставаться искусством».

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Bi: Сегодня в театре «Кремлевский балет» Вы являетесь примой, примером для остальных. Как вы пытаетесь расширить свои рамки и находить мотивацию для себя?

АТ: К счастью, в силу характера и воспитания, мне не нужно искать дополнительную мотивацию для творчества. Мне интересно мое дело, моя профессия. И я не ограничиваюсь только работой в театре: многочисленные самостоятельные гастроли, встреча с новыми партнерами, новая хореография – все это вносит разноообразие в мою творческую деятельность.

Bi: Постепенно меняется эстетика танца. Вы следуете тенденции?

АТ: Каждое поколение приносит что-то свое, новое, быть может, непривычное. Красивый большой шаг, пластика тела, техника – это прекрасно. Но хочется, чтобы все это работало на спектакль.

При всех экспериментах и новаторствах балет прежде всего должен оставаться искусством.

_21A9206-Edit